Подготовка к проверке знаний по вопросам охраны труда в Мингорисполкоме и других комиссиях с применением программы Экзамен

Сторона защиты мастера по ремонту оборудования, который считается единственным обвиняемым во взрыве на «Гродно Азот», нашла ошибки в выводах экспертов Комитета государственных судебных экспертиз. Об этом сообщил адвокат обвиняемого на очередном судебном заседании, которое прошло в суде Октябрьского района Гродно.

Защита уверена, что пожара не было

Сейчас на суде обсуждают вопрос, верными ли были результаты экспертов Государственного комитета судебных экспертиз. Согласно их выводам, причиной пожара в цехе ВЕН стали летящие от газового резака искры, капли и частицы раскаленного металла, в результате чего произошел взрыв 60 тонн продукции.

Сторона защиты, напротив, уверена, что пожара не было. Они изучили методику расчетов и данные, которые использовались экспертами государственной судэкспертизы. Как отметил адвокат обвиняемого, в основу расчетов судэкспертизы были взяты некорректные данные, а значит, и выводы можно поставить под сомнение.

По мнению защиты, при расчетах была сильно завышена температура капель металла, летящих от газового резака. Причина в том, что эта цифра бралась из другого описанного в литературе эксперимента, в ходе которого использовалось более мощное оборудование, чем то, которое применяли в цехе ВЕН в день ЧП.

Привлеченный стороной защиты специалист из Университета гражданской обороны МЧС Беларуси объяснила и суду, и госэксперту, что за основу расчетов государственной экспертизы были взяты сильно завышенные данные по температуре и скорости полета искр.

В день ЧП ремонтная бригада использовала тип сварки, при которой начальная температура падающей железной окалины не может превышать 1300–1350°С. Более того, температура искр даже теоретически не может превышать 1700°С, так тип стали, который резали ремонтники, при такой температуре закипит и перейдет в жидкое состояние.

Приглашенный по ходатайству прокурора эксперт Комитета государственных судебных экспертиз пояснил в суде, какие данные использовались ими при расчетах дальности разлета искр и их температуры. Например, начальную температуру капли они брали в 2210°С, что почти на тысячу градусов больше объективно возможной.

Защита аргументированно доказывала, что государственными экспертами стоило руководствоваться более авторитетными литературными источниками и здравым смыслом.

Адвокат: правду покажет только реальный эксперимент

По мнению стороны защиты, на ряд возникших в ходе суда вопросов сейчас нет однозначных ответов. Во-первых, могли ли раскаленные капли металла, которые отлетали от газового резака во время резки трубы, долететь до укрытого картоном и упакованного в полиэтиленовые мешки взрывоопасного вещества. Во-вторых, какая температура была у капли этого металла в момент ее падения. И хватало ли этой температуры, чтобы вызвать горение картона, которым были укрыты мешки с ГАС.

Так как нет методики расчета данных цифр, то уточнить их поможет только реальный эксперимент. Суд отправлял запрос в Университет гражданской обороны МЧС Беларуси с просьбой провести лабораторные исследования, но получил ответ о том, что сделать это в испытательной лаборатории учебного заведения невозможно.

ГАС может взорваться даже от удара

Следствие буквально зациклилось на доказывании того факта, что тонны взрывоопасного химиката взлетели на воздух из-за искры. При этом никто не задался вопросом, в том числе с привлечением нужных экспертов, способных ответить, что могло стать катализатором реакции разложения, которая привела к мощному взрыву. И могла ли этим катализатором быть именно искра.

Поведение и характеристики взорвавшегося вещества до конца не изучены. Во время суда уже достоверно подтвердили, что о гидроксиламинсульфате и его поведении информации крайне мало даже у зарубежных специалистов. С одной стороны, он может никак не отреагировать на помещенный в него тлеющий окурок. С другой стороны, причиной реакции разложения может стать сильный удар. Об этом говорится в паспорте ГАС, который используется в международной практике.

Настоящая опасность в том, что реальная причина взрыва 60 тонн ГАС до сих пор остается «за кадром», в том числе для ОАО «Гродно Азот», который продолжает производить и хранить десятки тонн этого вещества. Это говорит лишь об одном: для гродненцев нет гарантии, что ЧП не повторится вновь.

Нарушители есть, но они не в суде

Наблюдая за происходящим в суде по делу о взрыве на «Гродно Азот», хочется задать ряд вопросов. Один из них — почему изначально следствие не было настроено искать реальные причины серьезного ЧП на крупном химическом предприятии. Иначе на скамье подсудимых оказались бы должностные лица, которые допустили хранение десятков тонн опасного вещества в непредназначенных для этого условиях. Более того, складировали его в помещении, где не должны храниться горючие и взрывоопасные вещества, и не убрали его, когда запланировали ремонт с огневыми работами.

По документам, помещение, где произошел взрыв, относится к самой безопасной категории «Д». Это значит, что в нем не должно находиться горючих и взрывоопасных веществ и предметов. Тем не менее, в цеху хранилось более 60 тонн продукции — гидроксиламинсульфата кристаллического, который был запакован в мешки и прикрыт листами картона.

В результате перед судом предстал обыкновенный мастер по ремонту оборудования, которому дали разрешение на проведение работ и письменно подтвердили, что в здании цеха ничего горючего нет.

Как ранее писали https://otb.by/news/4101-sud-po-delu-o-vzryve-na-grodnoazot-prodolzhaetsia , вызванные в суд представители Департамента государственной инспекции труда признали виновными четырех человек, допустивших нарушение должностных инструкций — начальник цеха ВЕН, начальник отделения, начальник смены цеха ВЕН, а также мастер по ремонту технологического оборудования ОАО «Гродно Азот».

Суд рассматривает дело с августа

Суд по делу о ЧП на ОАО «Гродно Азот» начался 23 августа 2017 года. Мастер по ремонту технологического оборудования признан единственным обвиняемым по делу. В день ЧП, 6 июня 2016 года, он руководил ремонтными работами и являлся ответственным за проведение огневых работ.

Мужчине предъявлены обвинения по ч. 3 ст. 304 УК Беларуси (нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека). Ему грозит до семи лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Обвиняемый свою вину не признает.

Источник: Sputnik

Добавить комментарий

«БЕЗОПАСНЫЙ ТРУД» III Всероссийская практическая конференция для HR-директоров, руководителей отделов охраны труда и промышленной безопасности

Комментарии

Мероприятия

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Подпишись

Получайте первым обзор законодательства и новости охраны труда