Подготовка к проверке знаний по вопросам охраны труда в Мингорисполкоме и других комиссиях с применением программы Экзамен

СУОТ: итоги десятилетия

СУОТ: итоги десятилетия

С целью улучшить условия и охрану труда, профилактику производственного травматизма, снизить количество профессиональных заболеваний, в организациях в 2011 году в межотраслевые общие правила по охране труда было внесено требование о разработке и внедрении системы управления охраной труда (СУОТ) обеспечивающая идентификацию опасностей, оценку профессиональных рисков, определение мер управления ими и анализ их эффективности.

В помощь организациям в 2009 году Госстандарт Республики Беларусь утвердил и ввел в действие СТБ 18001-2009 «Система управления охраной труда. Требования». Предполагалось, что в условиях развивающейся экономики, работа по охране труда, которая велась до сих пор, не могла дать уверенности в том, что результативность системы управления охраной труда не только отвечает, но и в дальнейшем будет отвечать требованиям, предусмотренным законодательством и политикой в области охраны труда.

Достоинства системы управления профессиональными рисками виделись в переходе:

  • от системы реагирования на происшествия и материальной компенсации неблагоприятных последствий – к системе оценки и управления профессиональными рисками, устранению причин опасностей;
  • от системы формальных наказаний за несоответствие требованиям действующего законодательства – к системе экономических стимулов обеспечения безопасных условий труда и внедрения безопасных технологий, т.е. от репрессивной системы к системе профилактики и предупреждения.

При этом роль государства сводилась к формированию побудительных мотивов к тому, чтобы создающий профессиональные риски работодатель предпринимал все необходимые меры к их снижению. Но, революции не произошло, СТБ 18001 не прижился, внедрённые системы управления охраной труда оказались дополнительным ворохом бумаг, бесполезно занимающих место на полке.

Зарубежный опыт, который попытались отразить в СТБ 18001 при механическом копировании, без участия непосредственно специалистов-экспертов в охране труда, как практиков, так и теоретиков, привел к чудовищному искажению самой сути систем управления охраной труда, действующих в социально-ориентированных зарубежных странах. Работа по адаптации СУОТ к сложившимся в Республике Беларусь требованиям и практике работы по охране труда результатов не принесла, потому что не был приняты основополагающие принципы обеспечения безопасности труда демократических стран.

Внедрение СУОТ на основе СТБ 18001 привело к наслоению «современной» системы на существовавшую систему охраны труда со времён СССР. Возникло нагромождение не совместимых в своей основе систем, как если из танка пытаться сделать гоночный автомобиль, попробовав поставить в него двигатель от спорткара «Ламборджини». Не произошёл отход от советской системы управления экономикой, первоочередной задачей которой было обслуживание политических интересов кучки госчиновников и в основе которой лежала унификация производства, стандартизация и взаимозаменяемость, отсутствие многообразия форм собственности, к рыночной модели управления экономикой, где в приоритете стояло решение экономических задач, что подразумевало и безопасность работников в первую очередь.

Поэтому, большинство организаций не увидело целесообразности во внедрённой СУОТ, т.к. кроме временных затрат на обеспечение ее функционирования, подходы к реальной работе по охране труда не изменились. Вместе с тем, некоторые недобросовестные организации оказывающие услуги по охране труда стали предлагать на рынке «уникальные» системы управления охраной труда, которые, по их словам, должны были обеспечить спокойствие руководителю организации и решить вопросы производственного травматизма. Не обеспечат и не решат!

В государственной политике по охране труда не произошёл переход от карательных, репрессивных мер к мерам по профилактике и предупреждению несчастных случаев, для чего изначально и задумывалась СУОТ зарубежными социально-ориентированными странами. Не изменились обязательные требования относительно планирования работы по охране труда, разработки инструкций по ОТ, инструктирования работников, осуществления многочисленных обязательных видов контроля (к которым добавились внутренние аудиты) и др. Избавление от административно-командных методов не случилось. Государство придумало новые виды проверок (мониторинги, мобильные группы, проверки по заявлениям субъектов хозяйствования). Но как ни подавай блюдо под другим соусом, методы работы госорганов как были, так и остались карательными, направленными на поиски и наказание «виновных стрелочников».

Работа служб по охране труда как не была направлена на предупреждения несчастных случаев, так и осталась реакционной, реагирующей на происшедшие н/с и выявление лиц, допустивших нарушения по охране труда и привлечению их к ответственности. Убедиться в том, что служба по охране труда работает старыми советскими методами, можно по наличию в организации предписаний по охране труда о выявленных нарушениях с требованиями их устранить. Причина кроется в самом подходе к проведению проверки состояния условий охраны труда. До того момента как инженером по охране труда было выявлено нарушение по охране труда и составлено предписание о его устранении, работник уже находился в условиях или создал их, которые в любой момент могли привести к несчастному случаю. И, то что случай не произошёл до прихода инженера по ОТ, можно считать везением, удачным стечением обстоятельств. Количество предписаний об устранении нарушений как система мер, говорит о том, что ни условия труда, ни действия самого работника, ни его отношение к работе, НИЧЕГО не соответствуют требованиям безопасности и не обеспечивают её. И никакая СУОТ не в силах изменить существующую модель «охраны труда».

С внедрением СТБ 18001 в организациях на имевшуюся систему контроля наслоились осуществление мониторинга со стороны «высшего» руководства (надо же было так неудачно перевести «top management») и аудиты функционирования СУОТ. На практике осуществление несовместимых видов деятельности привело к путанице, дублированию и увеличению документооборота. В некоторых руководствах по СУОТ организаций негосударственной формы собственности я даже встречал в качестве «высшего» руководства – исполнительный комитет данной местности.

Проводимая работа по идентификации опасностей и оценке связанных с ними профессиональных рисков не имеет никакого отношения к реальности. Результаты оценки рисков никакой существенной роли в производственном процессе не играют, а для проверяющих служат доказательством того, что СУОТ внедрена, а идентификация опасностей и оценка профессиональных рисков проведена.

Перенимая чужой опыт и переводя руководство, послужившее основой СТБ 18001, была сделана, намеренно или случайно, принципиальная ошибка, ставшая тем самым «слабым звеном» во всех последующих безрезультатных действий по внедрению СУОТ в организациях. Определение «occupational safety and health management system» (OSHMS) переведённое как «система управления охраной труда», было переведено абсолютно некорректно и сложно для понимая обычными людьми. Ведь сам термин «охрана труда» не подразумевает охранять труд, но «специалисты» не нашли ничего лучше, чем дать этому термину определение (объять необъятное и впихуть невпихуемое в него), вместо того чтобы упростить себе задачу, сделав перевод доступным для понимания рядовым работником. Согласитесь, что прямой перевод – «руководство по управлению профессиональной безопасностью и охраной здоровья» будет понятен большинству работников, не обладающих глубокими знаниями в охране труда.

Отдаю должное, что, изучая чужой опыт, его требовалось подстроить под наши экономические реалии, с учётом наших, оставшихся со времён СССР, требований к охране труда. В этом и заключалась основная ошибка, чужой опыт был «притянут за уши», т.к. польза от него и реальное применение могло быть только в моделях с сильной экономической системой. Печально, что наша страна выбрала свой собственный путь экономического развития, в котором здоровье и безопасность человека труда лишь декларируется в Конституции и в инструкциях по охране труда, которые никто кроме инженера по ОТ обычно не читает, где оборудование, машины, механизмы ежегодно подкрашивается, а не заменяются, как только истёк срок эксплуатации, где техпроцессы «модернизируются», но не совершенствуется с точки зрения их экологичности и безопасности.

Приведу примеры из «настоящего» СУОТ (OSHMS), который рекомендован для применения в социально-ориентированной зарубежной стране, для обеспечения безопасности труда работников.

Основная мысль разработчиков в обеспечении безопасности состояла в том, что контроль рисков должен устанавливаться и осуществляться в соответствии с уровнем выявленных рисков с учётом последовательности и приоритета элементов управления.

На практике это значило следующее. Если оборудование представляло опасность для работников оно должно быть ликвидировано. Если в случаях, когда ликвидация оборудования не была возможной, но в оборудовании можно было заменить его часть или механизм, который представлял опасность, то производилась замена этой части. Если по каким-то причинам технологического или производственного характера невозможно было выполнить два вышеуказанных условия, такое оборудование необходимо было изолировать или его оградить. Следующий этап в обеспечении безопасности стало осуществление контроля средним звеном (мастером, механиком и т.п.). Чтобы контроль не был формальным, нашли применение и чек-листы, которые могли дать ответ на вопрос почему те или иные действия работник совершает с определённой долей опасности, при том что само оборудование безопасно. После контроля со стороны среднего звена следовал контроль со стороны администрации (служба охраны труда, руководителей). И завершающим звеном в этой цепочке было обеспечение работника СИЗ.

«Руководство по управлению профессиональной безопасностью и охраной здоровья» отмечало, что СИЗ следует рассматривать на предмет остаточного риска. Остаточный риск – это оставшийся риск после введения всех других механизмов контроля рисков. Только если после выполнения всех возможных и доступных мероприятий остаточный риск повреждения здоровья работника сохранялся, то СИЗ были необходимы.

Последовательность и приоритет элементов управления в OSHMS назвали "иерархией элементов управления OSH (профессиональной безопасностью и охраной здоровья)". Это:

  • Ликвидация
  • Замена
  • Изоляция
  • Инженерный контроль
  • Административный контроль
  • Индивидуальная защита (СИЗ)

"Иерархия элементов управления OSH " служит для определения допустимости рисков и определение надлежащих механизмов контроля рисков, когда они оказываются необходимыми. Опасности на рабочем месте и способы их контроля должны публиковаться регулирующими (надзорными) органами и в отраслевых руководящих документах.

Чтобы понять, что у нас эта иерархия перевернута с ног на голову, достаточно изучить материалы специальных расследований несчастных случаев на производстве государственных инспекторов труда. Во всех случаях при проведении расследования инспектор обязан указывать сначала организационные (обучение, проверка знаний, контроль) причины несчастного случая и только потом технические, и личностные. Причина такого подхода понятна – для устранения технических причин (неисправность оборудования, несовершенство технологического процесса и т.д.) необходимы финансовые средства, которых никогда нет. Существование такой перевернутой модели СУОТ подтверждают и информационные письма Департамента государственной инспекции труда, республиканских органов власти и облисполкомов, которые требуют в большинстве случаев соблюдения дисциплины и организации контроля то ли должным, то ли надлежащим образом. Т.е. именно то, на что денег выделять не требуется.

Рассмотрим, как на практике строится работа по предупреждению инцидентов и травматизма на рабочем месте согласно Руководству по управлению профессиональной безопасностью и охраной здоровья.

Рабочий пример: Процесс резки пиломатериалов

Два работника управляют станком поперечной распиловки древесины. Их работа включает в себя загрузку пиломатериала на станок, распиловка древесины, выгрузку распиленной древесины. Они также должны регулярно ремонтировать и обслуживать станочное оборудование, а также менять лезвия станка (внимание: этот пример может быть неприменим к подобной работе на вашем рабочем месте).

Первоначально на рабочее место вызывается инженер по охране труда (HSE менеджер) и совместно с бригадиром, оператором(ами) проводит идентификацию опасностей. Идентификация опасностей проводится не только для самих работников, которые уже имеют обучение работе на соответствующем оборудовании, но и для всех остальных звеньев производственного процесса (мастер, снабженец, механик и т.п.). После анализа остаточного риска, с учётом уже существующего контроля рисков, инженером по ОТ разрабатываются рекомендуемые меры контроля и указывается конкретный исполнитель.

В такой ситуации ознакомление с мероприятиями, которые необходимо выполнить, помогает определить конкретные обязанности каждого работника по обеспечению безопасности, а также юридически закрепляют ответственность исполнителя за их невыполнение. Теперь каждый работник, занятый в процессе, чётко осведомлён о том, какие действия он обязан выполнить для обеспечения безопасности своей и других работников. Так СУОТ (OSHMS) работает на предупреждение инцидентов и травматизма среди работников.

Отмечу, что идентификация опасностей проводится на конкретном рабочем месте, где учитываются конкретные вредные и опасные производственные факторы, а не выдумываются, как у нас, несуществующие опасности, к примеру, такие как «падение на улице во время передвижения». Если работник упал при передвижении по улице, по причине отсутствия ровной дороги, то это не является опасностью, связанной с его работой или профессией. Это связано только с отсутствием дорог, когда сами «дороги» обозначают всего лишь направления движения. Если уж «городить огород» и заниматься выдумыванием несуществующих опасностей, предложу более «реальную» опасность, такую как «встреча с инопланетянином на улице». Согласен «вероятность» такого риска близка к минимальной, но серьёзность последствий от встречи не хочется даже представлять. Достаточно вспомнить встречи с инопланетянами по фильмам «Чужой», «Бой за Лос-Анджелес», «День независимости», «Люди в чёрном» и другие.

Преодолеть инертность мышления и сложившиеся стереотипы намного проще, чем изменить подходы к экономике и отказаться от той «философии», которую исповедует существующий режим. Что бы не говорили в СМИ, на совещаниях чиновников на разных госуровнях, наша страна не является социально-ориентированной страной, что показал возникший в стране вопрос о ценности человека во время эпидемии. Государство дало понять, что главное в стране не отдельный человек, его жизнь и здоровье, а оно (или ОН) - государство, его величие и авторитет. И чтобы доказать это, нельзя останавливать экономику, надо любой ценой провести военный парад и, что самое страшное, за ценой мы не постоим. Человек и его безопасность не является приоритетом для нашего не социально-направленного, а авторитарного государства с элементами феодального строя.

А что самое главное в авторитарном государстве? Превыше всего там ценится порядок и контроль за всем и вся. Оно страшно боится чего-то неконтролируемого, например, паники. Тотальный контроль во всем считался чуть ли не преимуществом перед соседними странами, вставшими в 90-е годы на путь рыночных реформ и демократии. Власть постоянно показывала, как легко и быстро способна взять любую ситуацию под контроль. Оказалось, что кроме взятия под контроль необходимо своевременно реагировать на внешние изменения, происходящие в мире (включая экономические кризисы и чрезвычайные ситуации), чего существующая власть сделать не смогла по причине той самой законтролируемости.

Госорганы, в непривычной для них ситуации, когда всё на контроле, но необходимо брать на себя ответственность и что-то решать, просто потерялись, возникло состояние ступора перед острой проблемой. В итоге жизнь людей подвергается опасности (мнимой или реальной – риск оценить невозможно, т.к. нет достоверной информации от соответствующих министерств и ведомств) и в который раз страна становится заложницей представлений о мире одного человека, который создал свою собственную реальность, цинично оставив граждан один на один с внешними проблемами.

Поэтому охрана труда в существующей экономико-политической системе координат, когда денег нет, но «вы держитесь», вряд ли обойдется без планирования работы по охране труда, контроля за её осуществлением, без других таких привычных форм и методов работы. 

Оцените статью:
Надо заставить
Травматизм и охрана труда в 2019 году: что осталос...

Похожие статьи

Комментарии   

killman
#1 +3 killman 17.04.2020 16:24
Жму руку, Коллега!
крот
#2 +2 крот 28.04.2020 14:54
Абсолютно согласен с автором статьи
ТБшница
#3 +2 ТБшница 16.06.2020 11:08
Как всё это до боли знакомо! Лет 10 назад, внедряя СУОТ у себя на предприятии по-честному, я потом "разбила голову" о неприятие работниками моей инициативы. Постепенно пришлось покориться, и теперь - я обычный постсоветский ТБшник: надо бумажка - напишем, не надо - чаю попьем. И, что самое ужасное, - это абсолютно всех устраивает!

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо войти на сайт или зарегистрироваться.

БУВИНИ - спецодежда, рабочая обувь, средства индивидуальной защиты

Комментарии

Мероприятия

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
4
5
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
25
26
27
28
29
30
31

Подпишись

Получайте первым обзор законодательства и новости охраны труда