Подготовка к проверке знаний по вопросам охраны труда в Мингорисполкоме и других комиссиях с применением программы Экзамен

Искалеченная рука Геннадия Литвинова, уголовное дело на руководителя Ирину Дмитренко, расследования и суды — вот плата за то, что частная лесопилка брала людей на работу «просто так», не оформляя документов.


Леонид Судаленко и Геннадий Литвинов в суде

Пытаясь избежать налогов и отчислений, наниматели часто не заключают с работниками договоры: ни трудовые, ни даже гражданско-правовые (договор подряда). На работника в таком случае не распространяются ни Трудовой кодекс, ни огромный массив правил охраны труда. Такая ситуация может даже выглядеть привлекательно: наниматель свободен от монотонной бумажной работы (штатное расписание, графики и табели учета рабочего времени, журнал учета трудовых книжек, личные дела, инструкции по охране труда, и т.д.), а работник просто рад получать зарплату. Но чем обернется существование вне правового поля, если случится беда?

Увы, это пришлось проверить на себе Геннадию Литвинову и его нанимателю: работник искалечил правую руку, а и.о. директора Ирина Дмитренко ждет итога уголовного дела: от штрафа до двух лет тюрьмы.

В конце октября речичанин Геннадий Литвинов устроился работать на частное предприятие — СООО «Патико-Экспорт», которое производило доски и брус, продавая продукцию в Россию. Устроился «на словах»: пообещали через два месяца оформить официально — если пройдет «испытательный срок». Геннадий Литвинов начал работу на ленточной пиле, но ему предложили многопрофильную — более сложный станок. Несмотря на то, что профессия станочника требует специального образования, которого у мужчины не было, Геннадий быстро освоил новую работу. Увы, проработал он недолго: вынимая из пил застрявшую там щепку, Геннадий чуть не остался без правой руки. О том, как произошел несчастный случай, мужчина уже рассказывал: «Тремя пилами прошлось по кисти».

В больнице Геннадию посоветовали оформить травму как производственную; и он согласился с доводами соседей по палате, хоть изначально не собирался афишировать несчастный случай. Тем более что к нему в больницу приезжала и.о. директора СООО «Патико-Экспорт» Ирина Дмитренко: проведать, как рассказал Геннадий, и забрать паспорт и трудовую книжку, чтобы принять на работу задним числом. Однако, после заявления Геннадия о производственной травме, следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении и.о. директора — за нарушение правил охраны труда, повлекшей тяжкое телесное повреждение. После этого отношение нанимателя к работнику резко изменилось: сейчас речь не идет не только о приеме на работу «задним числом», но и о признании факта, что Геннадий вообще работал на лесопилке. Наниматель даже отказывается признавать, что взял у работника трудовую книжку.

Геннадий Литвинов вступил в профсоюз РЭП; его интересы представляет правовой инспектор по Гомельской области Леонид Судаленко.

Профсоюзу РЭП, как правило, в подобных делах приходится доказывать производственный характер травмы либо устанавливать степень вины нанимателя. В деле же Геннадия Литвинова перед правовым инспектором стоит более сложная задача: вначале доказать сам факт трудовых отношений, добиться записи в трудовую книжку и выплаты зарплаты.

18 января в Речице прошло судебное заседание, на котором суд опрашивал свидетелей: коллег Геннадия Литвинова и его начальницу.

Ирина Дмитренко отказалась отвечать на вопросы суда, сославшись на свой статус подозреваемой по уголовному делу. Она не ответила даже на вопрос о том, знаком ли ей истец. «Я боюсь, что все мной сказанное будет использовано против меня», — пояснила женщина и покинула зал судебных заседаний. Ее интересы в процессе представляла адвокат.

«Никакой работы в интересах предприятия истец не выполнял!»

Ответчик иск не признал в полном объеме: истец в трудовых отношениях с ответчиком не состоял, записи в трудовой книжке быть не может и договор с ним заключать ответчик не обязан. Геннадий Литвинов, исходя из позиции ответчика, приходил на территорию предприятия по личной инициативе, поскольку там работал его приятель. И за многопильный станок, следовательно, Геннадий Литвинов также встал самовольно.

– Территория открытая, к ней свободный доступ и там много людей, — пояснила адвокат.

Прокурор попытался выяснить, почему посторонний человек неоднократно допускался в рабочие зоны, к станкам, обладающим повышенной опасностью, и почему его никто не остановил из руководства «Патико-Экспорт»; но адвокат сослалась на плохую осведомленность о «производственной кухне».

– Никакой работы в интересах предприятия истец не выполнял! — настаивала представитель ответчика.

Ей противоречили показания одного из свидетелей — коллеги Геннадия Литвинова, пенсионера, выполнявшего обязанности разнорабочего на лесопилке:

– На том станке посторонний работать не будет! Его даже не включишь, если не знаешь, как.

Этот же работник описал и несчастный случай с Геннадием:

– Он работал на многопиле, а мы с Васей — на ленте. Меня Вася толканул: смотри. А он идет, руку держит. Подходим к станку, смотрю – наушники лежат, шапка и кровь. Ну, значит, несчастный случай...

«Если рядом погрузчик — отходи; в станки — не лазить; пьяным на работу не выходить»

Насколько виноват наниматель, установит суд; но это произойдет не скоро. Сам Литвинов уже рассказывал, что станок в результате ремонта обзавелся двумя красными кнопками вместо красной и черной. А на заседании 18 января выяснилось, что вдобавок наниматель не провел с ним ни обучение, ни вводный инструктаж по охране труда:

– Ничего не объясняли, нигде не расписывались. Только коллега показал, как работать на станке.

Впрочем, некоторых работников Ирина Дмитренко все же инструктировала:

– Сказали: будешь перекладывать доски; если рядом погрузчик — отходи, в станки не лазить, пьяным на работу не выходить, — пересказал содержание вводного инструктажа еще один коллега Литвинова.

Геннадий Литвинов заработал 1050 рублей; но получил лишь 400. Это он подсчитал самостоятельно, как и сам вел учет своего рабочего времени. Работали, по словам Геннадия Литвинова, с 8 утра до 5 вечера, но охотно оставались и дольше, и даже выходили в выходные: при сдельной оплате труда это было выгодно. Каждый день подсчитывали кубометры распиленного леса. Наниматель пообещал платить по 7,5 рублей за 1 кубометр готовой продукции. Геннадий Литвинов завел собственную тетрадь для фиксации данных; тетрадь сейчас у следователя.

«Выбора особо нет: соглашайся, иначе работать не будешь»

После несчастного случая с Геннадием Литвиновым «Патико-Экспорт» предприняло попытку вернуться в правовое поле. Судя по показаниям свидетелей и по документам, которые они продемонстрировали судье, наниматель все-таки заключил с работниками договоры: с одними — договор подряда задним числом, с другими — контракт. Исходя из затруднений работников пояснить, в трудовых или гражданско-правовых отношениях они состоят с лесопилкой, наниматель не утруждал себя объяснением разницы между трудовым контрактом и подрядом.

Сам Геннадий Литвинов не видит другого пути развития ситуации — даже если бы появилась возможность вернуться в день приема на работу на лесопилку:

– Что мне, кричать на директора: «А ну-ка заключай со мной контракт»? Выбора особо нет: соглашайся, иначе работать не будешь.

Суд объявил перерыв; следующее заседание пройдет 5 февраля.

«Даже деньги выдавались наличными из кассы, как в колхозах в 70-е годы»

Леонид Судаленко пояснил, что позиция профсоюза РЭП остается прежней:

– По мнению ответчика, мой доверитель просто приходил с улицы, становился к станку и пилил древесину. Это не выдерживает никакой критики. Были допрошены три свидетеля, которые работали рядом с Геннадием; практически все они подтвердили, что он работал у ответчика: включал станок, выключал; один из свидетелей подтвердил, что неделю проработал с ним в паре подсобником: подавал древесину. Удивляет позиция руководителя, которая отказалась давать показания; но это ее право. Пока я вижу, что все складывается в нашу пользу: свидетельские показания опровергнуть невозможно. Если решение вступит в законную силу, то руководителя ожидает и уголовное преследование. Фактически на предприятии никакого руководства не было, процессы были пущены на самотек, даже деньги выдавались наличными из кассы, как в колхозах в 70-е годы прошлого столетия. Сейчас уже ХХІ век; почему зарплату не перечисляли через банк на карту? Я уверен, что не платились ни налоги, ни отчисления в ФСЗН; страховой стаж не шел работникам... Но если суд признает трудовые отношения, то ответчик заплатит все взносы. Следующий этап — признание травмы производственной и выплаты, причитающиеся пострадавшему.

Причиной несчастного случая, повлекшего судебные разбирательства, правовой инспектор называет то, что работы в районных центрах нет, и работники вынуждены соглашаться даже на кабальные условия:

– Стоял вопрос: или его берут на работу, или он начинает качать права: «Где договор, где трудовая книжка?» — его бы просто отправили подальше и взяли следующего. Наш профсоюз не ставит своей задачей подменять государственные органы в области охраны труда. Наша задача — помочь конкретному человеку, который пришел в профсоюз РЭП за помощью. А такими маленькими делами мы содействуем тому, что произойдут и системные изменения. Мы показываем частнику, что и для него — закон писан.

Источник и фото: сайт независимого профсоюза РЭП

Добавить комментарий

Комментарии

Мероприятия

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Подпишись

Получайте первым обзор законодательства и новости охраны труда